Санкт-Петербург, Литейный 57, 11.00-22.00
+7 (812) 275-36-59

MINT x Trun

19.09.2016

В продолжение рубрики MINT Faces, мы пообщались с известным граффити-художником Сашей Trun-ом, представившим свои работы в нашем магазине. В совместный проект вошли два холста и тринадцать лимитированных принтов-постеров. Разговор пойдёт о граффити-культуре и влиянии искусства на Сашину жизнь.

MINT: Привет, Саша. С чего началось твоё знакомство с граффити?

Trun: Привет, лично у меня всё началось в конце 90-х, если быть точным, это был примерно 97-й год. Возвращаясь домой из школы, я увидел как ребята рисовали баллонами на стене. Тем же вечером я попробовал изобразить что-то подобное на бумаге и всё завертелось. У меня стали появляться первые друзья, соратники. С 99-го года я уже рисовал баллонами и, с того времени, не останавливался.

MINT: Какие основные события ты можешь отметить в своей художественной карьере?

Trun: Просто художником меня довольно сложно назвать. Я граффити-художник, а граффити — это соперничество, на мой взгляд, практически вид спорта. Ключевым для меня является достижение успеха именно в соревнованиях. В 2009-м году мы выиграли "WRITE 4 GOLD", серьёзнейший граффити-фестиваль мирового значения. В Европе одержать победу, к сожалению, не удалось, однако в следующем году мы опять стали первыми в России. Еще одним важным событием можно назвать создание команды TAD Crew (Top and Dope) — команды, которая вывела российскую граффити-сцену на мировой уровень.

MINT: Граффити бывает очень разным. В своих работах ты придерживаешься какого-то определенного стиля?

Trun: Что касается стилей, это скорее издержки прошлого. Стиль граффити-художника можно сравнить с почерком, каждый художник рисует в своей манере и одинаковый почерк практически не найти. Лично я очень большое внимание уделяю динамике букв и форме. Сложность, цветовые решения и идея отходят на второй план.

Граффити — это очень чистая структура. Здесь все друг друга знают. Все очень положительно друг к другу относятся, до тех пор, пока граффити не начинает мешаться с какой-то другой субкультурой. Когда это случается, начинается бардак. То, что происходило в 2009-м году, когда стало модно не просто рисовать, а ещё, к примеру, быть футбольным фанатом. В этом случае в граффити привносится определённый негатив, остаётся осадок, и все это видят.

MINT: Расскажи, где тебе больше всего нравится рисовать?

Trun: Хороший вопрос, на самом деле, мне просто нравится рисовать. Я живу на севере города. Там раньше была отличная стенка, мне до нее ехать пять минут. Я отводил ребёнка в садик, прыгал в машину, приезжал туда рано утром и рисовал. Когда приезжал домой, мои только-только просыпались. Сейчас её закрыли, на ней легально рисовать нельзя. Только на свой страх и риск. Это одно из тех мест, которые я любил. Также у нас был Hall-of-Fame в Автово, один из старейших в Питере, его снесли несколько лет назад.

MINT: Какое отношение к граффити сформировалось в России? Есть ли у граффити художников возможность зарабатывать на своём творчестве?

Trun: Граффити в России всё еще не хотят понимать. Люди из средств массовой информации называют граффити всё, что нарисовано на стенах. Взять хотя бы последнюю ситуацию с испорченными портретами. У людей формируется мнение, что граффити — это вандализм, а стрит-арт — это что-то богемное. Приятно смотреть на идейный стрит-арт, когда художник не обременён выгодой. Но стрит-арт и граффити — это абсолютно разные вещи, как баскетбол и хоккей. Чистого граффити становится всё меньше и меньше. Граффити-художники стремятся в галереи. Есть художники, которые рисуют только на заказ, и в основном под дудочку заказчика. Остаётся маленький процент художников, которые до сих пор активны на улице, но занимаются этим профессионально. Я стараюсь относить себя именно к этому кругу.

Это колоссальное удовольствие, рисовать на улице. Встречаться с людьми, которых давно не видел, общаться. Рисование на улице никаким образом не отвлекает меня от работы. Мне сложно понять, как это можно не совмещать.

У граффити есть один огромный плюс, оно постоянно дарит новые знакомства. Однажды я познакомился с девушкой, она фотографировала как я рисую. Сейчас у нас уже трое детей. Так что граффити — это огромная часть меня. Даже не появляется мысли, что я когда-то перестану этим заниматься!